Login

Passwort oder Login falsch

Geben Sie Ihre E-Mail an, die Sie bei der Registrierung angegeben haben und wir senden Ihnen ein neues Passwort zu.



 Mit dem Konto aus den sozialen Netzwerken


Zeitschrift "Partner"

Zeitschrift
Geschichte >> Unvergessene historische Daten
Partner №5 (104) 2006

Германия и немцы в письмах советских фронтовиков весной 1945г.





Как воспринимали Германию и немцев солдаты и офицеры Красной армии победной весной 1945 года?

Несколько лет назад немецкие историки ввели в свои научные исследования в качестве источников советские письма с фронта, хранящиеся в московских архивах. К этому времени немецкая историография имела уже двадцатилетний опыт привлечения в качестве научных источников письма солдат вермахта. Подсчитано, что за период 1939-45 гг. объем переписки солдат вермахта (получили и отправили) составил около 30 млрд. (!) единиц. За этот период через вермахт прошло примерно 16,5 млн. чел. К сожалению, нам не встречались данные об объеме переписки советских солдат и офицеров в 1941-45 гг. Однако можно с уверенностью предположить, что и эта цифра весьма внушительна. За этот период через Красную армию прошло около 34,5 млн. чел.

 

Конечно же, солдатская почта - источник специфический. Тотальная военная цензура изымала все «крамольные» письма, и люди об этом хорошо знали. Жестокая система репрессий предопределяла боязнь написать в письме нечто такое, за что можно было угодить в руки бдительных органов. Поэтому для более полного представления о том или ином явлении необходимо сопоставлять написанное в письмах с другими источниками и архивными документами.

 

Для людей старшего поколения события минувшей войны и царившая на фронте и в тылу атмосфера памятны и незабываемы. Для людей молодых необходимы предварительные пояснения, чтобы понять психологическое состояние советских солдат и офицеров, вступивших с боями на немецкую землю во второй половине января 1945 года.

 

Одной из характерных особенностей Великой Отечественной войны являлось то, что в смертельной схватке сошлись два тоталитарных режима противоположных политических полюсов. Отсюда и то особое значение, которое в обеих воюющих странах придавалось идеологической обработке населения в целом и армии в особенности. Господствовавший в предвоенное время в советской пропаганде классовый подход и сформированный на его основе стереотип немецкого пролетария - друга Страны Советов, который повернет штык против своего правительства сразу же после 22 июня 1941 г., рухнул.

Вот что говорил по этому поводу немецкий фельдмаршал Ф. Паулюс, находясь в советском плену:

 

- Ваша пропаганда в первые месяцы войны обращалась в своих листовках к немецким рабочим и крестьянам, одетым в солдатские шинели, призывала их складывать оружие и перебегать в Красную армию. Я читал ваши листовки. Многие ли перешли к вам?  Лишь кучка дезертиров. И если хотите знать, кто сильнее всех поддерживал Гитлера, так это именно наши рабочие и крестьяне.  Это они привели его к власти и провозгласили вождем нации.

 

Разделение врага на «фашистов» и «немцев» по инерции продолжало существовать в начале войне, но по мере нарастания ожесточенности эти понятия в сознании народа всё более сливались. На это работала и советская пропаганда, но главным образом зверства и бесчинства нацистов на оккупированных территориях. На протяжении всей войны тема возмездия была одной из центральных в агитации и пропаганде, а также в мыслях и чувствах советских людей.

У миллионов советских солдат и офицеров чувство мести подкреплялось горечью потерь родных и близких, разрушенными очагами, искореженными судьбами, ноющими собственными ранами, полученными в боях. Вот с таким приобретенным за годы войны чувством в своих сердцах и душах вступили они в Германию.

 

Какие же выводы делают немецкие исследователи, изучая письма советских фронтовиков из Германии?
 
Некоторые общие выводы

 

На протяжении первых полутора-двух месяцев боев на территории Восточной Пруссии тема Германии и немцев отнюдь не являлась главной темой писем. В подавляющем их большинстве эта тема либо не затрагивалась, либо о ней говорилось вскользь. Передовые части вели тяжелые бои и фактически не общались с гражданским населением.

В этот период доминирующим является чувство гордости и удовлетворения тем, что добрались, наконец, до «логова фашистского зверя». Теперь «им» (немцам) приходится испытать то, что выпало на долю «наших». Однако уже в марте-апреле 1945 г. сообщения об увиденном и об отношении к нему всё чаще начинают присутствовать в солдатских письмах.

 

В письмах военнослужащих, независимо от их должностей и званий, присутствуют одни и те же формулировки и метафоры, что является следствием воздействия официальной пропаганды. Влияние пропаганды, безусловно, играло важную роль в формировании взглядов солдат.

Как отмечают немецкие исследователи, присутствие в письмах одинаковых идеологических формулировок и клише в какой-то степени вызвано также желанием не привлекать к себе внимание военной цензуры и особистов. Тот факт, что с течением времени таких клише в письмах становится меньше, свидетельствует о том, что, попав в другую страну, в другой мир, человек сначала ориентируется на знания об этом мире, почерпнутые им из официальных источников, прессы, у других лиц. И постепенно, по мере накопления личного опыта, у него формируются собственные взгляды и оценки.
С полной уверенностью можно утверждать одно: первые наблюдения и оценки жизни в Германии были исполнены крайней ненавистью к ней. Эта вполне объяснимая и понятная «ярость благородная» очень сильно влияла на восприятие условий жизни в Германии и на отношение к немцам.

Такой в течение всей войны была и официальная позиция: немец-фашист-враг. Однако анализ солдатской почты позволяет заключить также и то, что наблюдения за жизнью в Германии всё чаще побуждали солдат и офицеров отказываться от однозначных негативных оценок, всё чаще вновь различать понятия «немец» и «фашист».
 
Экономическое развитие Германии и благосостояние немцев

 

Первое, что отмечают солдаты и офицеры в письмах из Восточной Пруссии, - это дороги. Особенно удивляло наличие дорог и канализации даже в маленьких населенных пунктах. Во многих письмах отмечают обилие скота, хорошую оснащенность крестьянских хозяйств техникой и инвентарем, добротность построек. Хозяйства представлялись зажиточными и доходными.
Особого внимания удостоились «господские дворцы». Отношение к этому богатству было негативным и презрительным. Их не рассматривали как культурную ценность, за исключением лишь очень редких случаев, когда авторами писем были наиболее образованные люди.
В письмах то и дело пишут о богатствах в немецких квартирах, что в домах у немцев: югославские ковры, французские шторы, крымская мебель, русский шелк; что в шкафах у них: мыло, одеколон, спички, мануфактура советского производства и другое награбленное добро; что по дорогам Германии бредет скот, который они „забрали у нас“.
Безусловно, политика нацистского режима в оккупированных странах была грабительская. Несомненно и то, что из Советского Союза шли эшелоны награбленного добра. Но это были прежде всего не предметы индивидуального потребления, которых у советских людей не хватало.

Вывозили по-крупному: сырьевые ресурсы, хлеб, скот, музейные и культурные ценности, произведения искусства и т.д.

Однако вряд ли в 1945 г. по Восточной Пруссии бродил скот, вывезенный из СССР в 1941-43 гг. Скорее всего это был скот из высокоразвитых немецких хозяйств.
Советское руководство проявляло немалое беспокойство по поводу восприятия советскими людьми заграницы, прежние представления о которой сильно расходились с увиденным в действительности. Годами внушавшиеся идеологические догмы пришли в противоречие с реальным жизненным опытом.

С целью повернуть такое восприятие в нужное русло, фронтовые газеты стали массово печатать статьи, смысл которых сводился к тому, чтобы принизить высокую эффективность собственно германской экономики, а всё богатство и благосостояние немцев представить исключительно как результат разграбления оккупированных нацистами стран. Фронтовые корреспонденты писали об увиденных ими советских, французских, югославских и других товарах в квартирах немцев. И вот эти перечисления перекочевывали в солдатскую почту.
 
Немецкое гражданское население

 

В первые дни после вступления на территорию Германии советские солдаты очень мало соприкасались с немецким населением, которое почти целиком покинуло районы боевых действий. Переступая порог пустующего немецкого дома, солдаты с интересом изучали его.

У них появилась возможность увидеть, как действительно живут немцы, что они носят, на чем спят, что читают, какие картины висят у них на стенах. При этом они не забывали, как вели себя немцы в их доме. В письмах нередко проскальзывала такая мысль: почему эти немцы, у которых всё есть, хотели забрать у нас, русских, последние пожитки. В этих условиях разрушение и разграбление немецкого жилья воспринималось ими как заслуженное возмездие.
У многих солдат обстановка немецкого быта вызывала отвращение. «Награбленное добро», «безвкусица», «пошлость», «мещанство» и т.п. - вот характерные эпитеты из солдатской почты. Тюли, вазочки, скатерти с узорами - всё это воспринималось с презрением и брезгливостью. Чувство ярости вызывали фотографии немцев в военной форме. С осуждением относились они и к многочисленным картинкам эротического характера.
Как свидетельствуют письма, многие солдаты принимали лозунг, что они не должны в своем отношении к населению уподобляться нацистам.
- Нет жалости к ним. Наоборот, с каким-то омерзением смотришь на них, и их жизнь спасает лишь то,  что мы не хотим уподобиться немцам и не хотим воевать с женщинами и детьми (из письма от 01.02.45 г.).
- Старики, женщины, дети, со страхом и мольбой заглядывающие нам в глаза, чувствующие свою вину перед нами и просящие только о жизни. Нет, мы их не трогаем - мы с ними не воюем. Мы удовлетворяемся одним тем, что они сейчас в таком положении... (из письма от 06.02.45 г.).
Особое место в солдатской почте занимают дети.

Они вызывали сочувствие и положительные эмоции, им старались оказать помощь, приласкать. В очень многих письмах описания немецких детей соединены с тоской по собственным детям.
- В деревнях и городах, которые мы проходим, я всегда наблюдаю за маленькими детьми и представляю, как они выглядят по сравнению со Светланой... (из письма от 13.04.45 г.)
Хорошо помню, как мой отец писал в конце войны из Германии, что при виде немецких детей он всегда пытался представить, как выглядим теперь мы, его дети. Мы с ним расстались 26 июня 1941 г.
 
Мародерство и факты насилия по отношению к гражданскому населению

 

В письмах советских солдат и офицеров практически нет упоминаний о фактах убийств, насилий, мародерства и других бесчинств. Подобные письма, безусловно, изымались цензурой. Сообщения о личных «трофеях» излагались без упоминания о том, каким образом они были приобретены.

Однако и немецкие, и российские источники убедительно свидетельствуют о том, что такие явления не просто были, а превращались в проблему, серьезно беспокоившую высшее военное руководство. В основе этого беспокойства лежали не столько морально-гуманные соображения, сколько опасения падения дисциплины и боеспособности войск. О том, что это так, можно судить по выступлению начальника политуправления 2-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта А.Д. Окорокова на совещании политработников 6 февраля 1945 г.
-Из всех вопросов, которые здесь поставлены, я особо хочу выделить вопрос об опасности явлений пьянства, барахольства, насилий, бессмысленных поджогов и т.п. Опасность этих явлений в том, что они расшатывают воинскую дисциплину, порядок, организованность.... Был такой факт, когда все обозы в одной части оказались забитыми шелками, скатертями и другим барахлом, а боеприпасов было только 1/2 боекомплекта и, когда потребовалось дать огонь, то сделать это не смогли... Война ещё не окончилась, а мысли многих руководящих офицеров заняты барахлом.
Фронт вел в это время тяжелые бои в Восточной Пруссии. Командующий фронтом подписал приказ № 006 от 21.01.45 г., в котором требовал
- направить чувство ненависти людей на истребление врага на поле боя и строго, вплоть до расстрела, карать за мародерство, насилия, грабежи, бессмысленные поджоги и разрушения. Он был великим полководцем - командующий Вторым Белорусским фронтом маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский.
Ссылаясь на немецкие и российские научные исследования, немецкие историки отмечают ту роль, которую играли в осуществлении актов насилия над немецким гражданским населением уголовники и рецидивисты из штрафных батальонов.

Нередко они на территории Германии дезертировали из своих частей, объединялись в банды и, двигаясь вслед за боевыми частями, занимались насилиями и грабежами. Известный писатель и правозащитник Лев Копелев, бывший в то время политработником, писал:
- Я не знаю статистики: сколько там было среди наших солдат негодяев, мародеров, насильников, не знаю. Я уверен, что они составляли ничтожное меньшинство. Однако именно они и произвели, так сказать, неизгладимое впечатление.
Немецкие историки отмечают, что они часто вовлекали в свои деяния и дисциплинированных солдат - вкусить, что это такое быть «хозяином положения».
Тем не менее, директива Ставки Верховного главнокомандования о поведении советских войск в Германии появилась только 20 апреля 1945 г., т.е. ровно через три месяца после вступления Красной армии в Германию.
Приближалась долгожданная Победа, враг был повержен, наступила пора подумать, как укрощать и не выпустить из-под контроля теперь уже самих победителей.
В заключение приведем еще один вывод, особенно интересный, на наш взгляд, тем, что он сделан немецким историком:
- Советское политическое руководство еще летом 1944 г. дало командованию Красной армии указание о том, что со вступлением на территорию других государств каждый советский солдат должен стать „политическим представителем Советского Союза, пропагандистом великих идей социализма».
В письмах не содержится даже намека на то, что их авторам было присуще политическое миссионерское сознание. У всех была единственная цель - уничтожить фашизм, победить в войне. Лозунг «На Берлин!» для каждого советского солдата внутренне дополнялся словами «и потом домой».
Р. Борисович (Мёнхенгладбах)


<< Zurück | №5 (104) 2006 | Gelesen: 1795 | Autor: Борисович Р. |

Teilen:




Kommentare (0)
  • Die Administration der Seite partner-inform.de übernimmt keine Verantwortung für die verwendete Video- und Bildmateriale im Bereich Blogs, soweit diese Blogs von privaten Nutzern erstellt und publiziert werden.
    Die Nutzerinnen und Nutzer sind für die von ihnen publizierten Beiträge selbst verantwortlich


    Es können nur registrierte Benutzer des Portals einen Kommentar hinterlassen.

    Zur Anmeldung >>

dlt_comment?


dlt_comment_hinweis

Top 20

Река времен: ноябрь

Gelesen: 1508
Autor: Воскобойников В.

Река времен: февраль

Gelesen: 1323
Autor: Воскобойников В.

Река времен: январь

Gelesen: 1285
Autor: Воскобойников В.

Река времен: декабрь

Gelesen: 1239
Autor: Воскобойников В.

Река времен: март

Gelesen: 1104
Autor: Воскобойников В.

Река времен: март

Gelesen: 1098
Autor: Воскобойников В.

Река времен: август

Gelesen: 1089
Autor: Воскобойников В.

Река времён: февраль

Gelesen: 1054
Autor: Воскобойников В.

Сталинградская мадонна в Берлине

Gelesen: 1023
Autor: Векслер Л.

Река времён: декабрь

Gelesen: 1014
Autor: Воскобойников В.

Река времен: март

Gelesen: 986
Autor: Воскобойников В.

Река времен: май

Gelesen: 975
Autor: Воскобойников В.

Река времен: октябрь

Gelesen: 905
Autor: Воскобойников В.

Река времен: сентябрь

Gelesen: 876
Autor: Воскобойников В.

Река времен: апрель

Gelesen: 855
Autor: Воскобойников В.

Река времён: март

Gelesen: 854
Autor: Воскобойников В.

Река времен: июнь

Gelesen: 843
Autor: Воскобойников В.