Login

Passwort oder Login falsch

Geben Sie Ihre E-Mail an, die Sie bei der Registrierung angegeben haben und wir senden Ihnen ein neues Passwort zu.



 Mit dem Konto aus den sozialen Netzwerken


Zeitschrift "Partner"

Zeitschrift
Gesellschaft >> Mensch und Gesellschaft
Partner №12 (159) 2010

Интервью с проституткой...

Ирина Навара-Себастьян (Франкфурт-на-Майне)

Проституция в Германии приравнена к сфере персональных услуг, как, например, консультации адвоката или химчистка одежды.

В декабре 2002 года бундестаг принял закон, легализующий проституцию и ставящий ее в один ряд с другими обслуживающими отраслями. Закон этот небесспорный, но в государстве с одним из самых высоких в мире уровней социальной защищенности граждан не может быть дискриминации ни по половому, ни по национальному, ни по профессиональному признакам. Государственные органы, обеспечивающие охрану порядка, не могут допустить принуждения женщин к оказанию сексуальных услуг, финансовой и жизненной зависимости от сутенера, контроля со стороны криминальных элементов за личной жизнью человека.

Женщины, оказывающие приватные сексуальные услуги за оговоренное вознаграждение, имеют право на легализацию доходов от занятости в секс-индустрии, на защиту правоохранительных структур при нарушении ее гражданских и общечеловеческих прав, на оказание страховой медицинской помощи и содействие общественных и государственных организаций, защищающих права женщин.

Итак, я отправилась в квартал «красных фонарей», расположенный в привокзальной части Франкфурта-на-Майне.

Целью посещения этого района была попытка встретиться и поговорить с одной из русских девушек, работающих на поприще продажной любви. Но я даже не представляла, насколько реальным окажется для меня проникновение в привокзальный бордель.

Надев на лицо непроницаемую маску, я решительно вошла в наиболее приличный, на мой взгляд, публичный дом. Погрузившись в бархатно-малиновый полумрак, я огляделась. Каменная, несколько узковатая лестница напоминала подобные лестницы в питерских «хрущобах» конца 60-х прошлого века. По лестнице вверх и вниз дефилировали мужчины всех возрастов, принадлежащих к одному из низших социальных слоев.

Стараясь не вглядываться во внутреннее убранство заведения, я, тем не менее, успела рассмотреть стоящих в открытых дверях комнат молодых и среднего возраста безразличных женщин, одетых в соответствующую стилю заведения униформу. За каждой дверью виднелось необъятных размеров рабочее ложе, покрытое цветастым покрывалом. Я бы не сказала, что женские фигуры блистали совершенством форм, а внешность поражала привлекательностью и хотя бы вульгарной, но красотой. С таким же успехом я могла бы искать черты божественно-неземной отрешенности Мадонны Рафаэля в изможденных лицах деревенских доярок российской глубинки. Профессиональный наряд – бикини, экстравагантные чулки, обтягивающие не всегда совершенной формы ноги и даже броские, открытых фасонов бюстгальтеры не превращали работниц сексуального фронта в глянцево-журнальных див. Хорошо отрепетированные, но абсолютно механические зазывные движения завершали их образ.

  Одна из проституток вела деловые переговоры с потенциальным клиентом. Договорившись о цене, женщина пропустила мужчину вперед и закрыла за собой дверь. Ее напарницы с равнодушным выражением на лице ждали своей очереди. Первый этаж, второй, третий… Мизансцены не менялись. Безликие взгляды, будничные выражения на лицах, рабочие позы. А по лестнице струился нескончаемый мужской поток. «Мясорубка… Конвейер…», – пронеслось у меня в голове. Будучи насквозь пробуравленной похотливыми мужскими глазами и не заметив даже искры любопытства у работающих в борделе женщин, я, не теряя самообладания, целенаправленно поднималась на пятый этаж в бюро. При этом я неустанно повторяла про себя постулат Станиславского: «Я в предлагаемых обстоятельствах». Журналистское удостоверение придавало мне уверенность.

Менеджер борделя, не выразив удивления, кивнул в сторону ближайшей ко мне молодой женщины:

– Это русская. Поговорите с ней. Одетая достаточно скромно и выдержанно, по сравнению с коллегами, девушка приветливо улыбнулась: – Татьяна! – Представившись, она протянула руку и пригласила меня в свою комнату. Стены с развешанными тематическими плакатами, убогое убранство стандартного ложа, дешевый шкаф для одежды, пара наполовину развалившихся тумбочек, малогабаритный холодильник, зеркало на стене напротив постели и красные портьеры на двустворчатом окне – вот весь интерьер комнаты профессиональной проститутки. Я попросила приоткрыть окно, так как насквозь прокуренный воздух буквально выедал глаза.

Татьяна, почему Вы вообще решились приехать в Германию?

Я родилась в Москве, но последние три года жила в Латвии. Там кризис разгулялся сильнее, чем в других странах. Материальное положение резко ухудшилось. А у меня сыну 6 лет, с его отцом я развелась, поэтому нужно было думать о том, как обеспечить ребенка. Осмотрелась, прикинула все варианты и решилась. Первый раз я приехала в Германию, а точнее – в Кёльн, 14 августа 2009 года.

У меня паспорт Латвии, поэтому никаких проблем с пересечением немецкой границы не возникло. Сын остался дома с моими родителями.

Как Вы начали заниматься проституцией?

Я начала искать работу, но без языка, без образования рассчитывать на что-либо не приходилось – у меня незаконченное высшее психологическое образование. В Германии жила моя давняя знакомая, которая и посоветовала мне заняться проституцией. «Слушай! – сказала она. – Эта работа приносит очень приличные деньги!». Она мне всё рассказала, объяснила, и я пошла в специальное ведомство, чтобы оформить разрешение на работу в качестве проститутки. Из всех документов мне был нужен только паспорт, подтверждающий мое законное пребывание в Германии. Мне оформили разрешение и сказали, что я ежегодно должна заполнять налоговую декларацию и отдавать ее в финансовое ведомство.

Начинала я в Аугсбурге в очень маленьком приватном клубе. Работа заключалась в сопровождении и обслуживании клиента – пока ему не надоест. Вроде эскорт-сервиса. Нужно было его развлекать, беседовать. Зарабатывала я не очень много, свободы не было практически никакой – ни в выборе клиента (к кому приставят, того и обслуживала), ни в передвижении. В общем, работала не на себя. Расширив к тому времени круг знакомств, я узнала о клубах во Франкфурте.

Как Вы попали в этот бордель? Существует ли какой-либо отбор?
 
Позвонила и поинтересовалась, есть ли свободное место. Место было, и меня пригласили. Никакого отбора нет. Просто тот человек, с которым я общалась по телефону, оглядел меня, послушал, как я с ним разговариваю, как себя веду, взглянул в паспорт и принял на работу. Подписали бессрочный договор об аренде комнаты; если мне не понравится, я могу уйти хоть через два дня. Главное условие: я должна ежедневно отдавать за эту комнату наличными деньгами по 200 евро – это средняя цена по Германии. Здесь я могу и жить. Более мы друг с другом не сталкиваемся. Его не интересуют мои клиенты, меня – чем он занимается в бюро.

Сколько клиентов и каких Вам приходится обслуживать в день и как оплачивается Ваша работа? У Вас есть право на отдых?

В среднем, до 10 – 15-ти. Но бывают дни, когда мало кто приходит. Мужчины разные, особо богатых мало. Так, средние по доходам – по ним же сразу видно. Самым молодым примерно 22 – 23 года, а старые – пока им это нужно. Немцы приходят, арабы и негры… С некоторыми можно о чем-то поговорить, иногда приходят просто пообщаться. А с другими нужно только работать.

Договариваемся об оплате сразу: 20 минут стоят 30 евро, полчаса – 60 евро, час – 120 евро. Деньги вперед. Если мы договорились на 20 минут, значит, на 21-й минуте он окажется за дверью моей комнаты, независимо от того, что он успел. Клиенты об этом знают, поэтому меньше часа никто не покупает. При этом я могу отказать клиенту, если он мне неприятен или просто не понравился – это мое право.

  У меня есть круг постоянных клиентов, которые ходят только ко мне. В день я зарабатываю от 300 евро – это уже за вычетом 200 евро за комнату. В месяц выходит около девяти тысяч. У тех, кто давно работает, – еще больше. Но мне приходится много тратить денег на поддержание себя в форме: одежда, фитнес, косметические салоны, дорогая косметика. А две тысячи евро я ежемесячно отсылаю родителям для сына.

Рабочий день начинается в 11 часов утра и продолжается до последнего посетителя. Но если я устала, я закрываю дверь и ложусь спать.

Родители в курсе Вашей работы?

Нет, конечно! И про деньги ничего не спрашивают.

Вы проходите медицинские осмотры?

Никто никого ни к чему не принуждает – это наше личное дело. Я, например, хожу к врачу каждые две недели. А кто-то вообще не посещает врача. Кроме этого, клиента мы обслуживаем исключительно в презервативах: и вагинально, и орально, и анально. Презервативы и все интимные принадлежности мы приобретаем за свой счет. Кстати, я принадлежности не использую, потому что каждая из женщин работает по своей программе – мы предварительно обсуждаем ее с клиентом. Я – натуралка. А есть разные – и доминантные, и групповые, и пассивные, и садо-мазо, и с элементами насилия. Кому что нравится.

Вы сами хоть что-нибудь испытываете во время работы? Как обстоит дело с личной жизнью?

Если клиент приятный, сексуальный, нежный – почему бы и нет. Другое дело, если он вызывает отвращение, тогда приходится действовать на автомате. Но бывали случаи, когда клиенты в меня влюблялись. Один даже собирался разводиться с женой. Тогда приходится уточнять: где он находится, и где я. Хотя я знаю несколько проституток, которые удачно вышли замуж за своих клиентов. Та самая знакомая, которая направила меня в этот бизнес, сама таким образом устроила свою жизнь.

В личной жизни у меня всё хорошо – есть любимый человек. Он живет в Кёльне, сам он из Азербайджана. Ему 36 лет. Сейчас он работает на молочной фабрике. Когда я приезжаю в Кёльн на выходные, мы живем в одной квартире. Сначала я не решалась сказать ему, чем я занимаюсь в профессиональной жизни. Потом всё-таки решилась. Он всё понял и уже не возражает. Потому что понимает, что это временно.

В принципе я могла бы и в Кёльне работать, но у меня там большой круг знакомых – только немцы. И в этом случае любимый человек не согласился бы. Те люди, которые знают о моей работе, не могут поверить – ведь в жизни я совсем другая. Работа моя – здесь, а частная жизнь – там.

Что собираетесь делать дальше?

Я думаю, еще год, два, и я брошу это занятие. Я так воспитана, что не смогу долго оставаться проституткой. В жизни, повторяю, я совсем другая…

Спасибо Вам за откровенность.




<< Zurück | №12 (159) 2010 | Gelesen: 5247 | Autor: Навара И. |

Teilen:




Kommentare (0)
  • Die Administration der Seite partner-inform.de übernimmt keine Verantwortung für die verwendete Video- und Bildmateriale im Bereich Blogs, soweit diese Blogs von privaten Nutzern erstellt und publiziert werden.
    Die Nutzerinnen und Nutzer sind für die von ihnen publizierten Beiträge selbst verantwortlich


    Es können nur registrierte Benutzer des Portals einen Kommentar hinterlassen.

    Zur Anmeldung >>

dlt_comment?


dlt_comment_hinweis

Top 20

Русские глазами немцев

Gelesen: 14581
Autor: Циприс А.

Интервью с проституткой...

Gelesen: 5247
Autor: Навара И.

Шум в доме. Что говорит закон

Gelesen: 5047
Autor: Толстоног В.

Телефон доверия. Что это такое?

Gelesen: 3178
Autor: Левицкий В.

Феномен личности и феномен толпы

Gelesen: 3121
Autor: Калихман Г.

Этюд о чести и бесчестьи

Gelesen: 2740
Autor: Калихман Г.

Произошел ли человек от обезьяны,

Gelesen: 2526
Autor: Кабанова C.

ЯЗЫК ИДИШ - БРАТ НЕМЕЦКОГО

Gelesen: 2443
Autor: Аграновская М.

Адаптация подростков-иммигрантов

Gelesen: 2221
Autor: Левицкий В.

Легализация наркотиков. За и против

Gelesen: 2050
Autor: Антонова А.

Бундесвер в Афганистане

Gelesen: 2036
Autor: Навара И.

Параметр IQ и наследственность

Gelesen: 1918
Autor: Калихман Г.

Преступление и наказание

Gelesen: 1889
Autor: Навара И.

Этюд о жалости и сострадании

Gelesen: 1830
Autor: Калихман Г.

Доктор милостью божьей

Gelesen: 1819
Autor: Кротов А.